?

Log in

comments

ввиду возможного наплыва всяческих зевак и людей некомпетентных в теме
автора этого журнала (всё-таки журнал ведётся в открытом режиме), но красноречиво стремящихся убедить всех и вся в своей антинаркотической ахинее,
все каменты отныне скринятся. потом я их расшариваю.
не расшариваю лишь всякий мусор ессно.
ну и очень личные каменты тоже.
да будет так.

Андрей Платонов

прослушав в аудиокниге половину рассказа Андрея Платонова "Котлован", почувствовал,
что он так же запределен в литературе, как Лариса Шепитько в кинематографе.
слушаешь, будто перелистываешь тибетскую книгу мёртвых...
нравится. буду слушать дальше.

Александр Сокуров

вот. наконец-то я добрался до фильмографии одного из Великих творцов отечественного арт-хауса, Человека с большой буквы "Ч" и, по-видимому, бодхисаттвы,
Александра Николаевича Сокурова.
даже и не знаю с какого фильма начинать смотреть...
думал начать со "Скорбного бесчувствия", но, увидев на торрентах описание одного из ранних его фильмов "Одинокий голос человека", понял, что именно этот фильм будет первым.
что ж... фильм уже качается. а вот то самое его описание, которое действительно очень тронуло...

"Смутное жестокое революционное время, когда происходит полная переоценка ценностей. Простого рабочего парня Никиту поразила девушка из «образованных», но она из другого круга и о ней нечего и мечтать. Времена изменились, лозунг революции: «Кто был ничем - тот станет всем» наивный парень принимает в самое сердце, и теперь он может позволить себе всё, в том числе любить девушку из другого круга. Чтобы стать достойным своей любимой, парень идёт «завоёвывать мир», то есть вступает в Красную Армию. Но действительность оказывается не такой, какой её представлял Никита в мечтах. Кровь, насилие, смерть, когда брат идёт войной на брата, лютая ненависть и проклятия одних, красивые лозунги других и безразличная сытая жестокость третьих, всё это как грязевой сель смывает романтические иллюзии. Но остаётся Люба, которая выжила и готова стать его наградой за всё. Мечта сбылась, он любим и они могут быть вместе. Однако, оказывается, что всё, через что он прошёл, все совершённые им во благо революции и пролетариата преступления против Божьих заповедей не прошли для него даром. Никита потерял способность Жить, быть мужчиной, мужем и отцом, он не может ничего забыть и радость теперь для него недоступна. Женщина, которая преданно любит его, поняв всё - гибнет.
Идея фильма - любовь и счастье не приходят в душу сожжённую преступлениями и ненавистью."

скачать фильм с торрентов:
http://torrents.ru/forum/viewtopic.php?t=1113527
Золотым, антисоветским по оптимизму утром мы проснулись от выстрела двери. Судя по хрус­ту снежного наста, деликатные Саня и Маша отправились в лесок на прогулку. Утром телам не нужно прилаживаться друг к другу. Ночь подогнала выступ к впадине, завела локоть за голову, отпустила руку, куда ей хочется. Ко­былица моя не поворачивается, лишь длинно вздрагивает, как от боли вытягивая шею. Трогается с места на третьей скорости колесница, гремят башенки, тренькают бубенцы. Ворона, кагэбэшница, зырит через лунку окна, но мое собственное зрение уже гибнет в горячей мгле. Только что было обычное тело, а теперь сплошная мука. Стони, стони, дуреха, сейчас умрем... Эллинские игры это, а не гребля, разрази меня гром за татарское иго русского мата! Кончает она так, что мы летим куда-то в тартарары под треньканье ло­пающихся струн, под гром литавр. Коленки ее сами по себе подтягиваются к подбородку. Я вгрызаюсь в яблоко ее плеча, в плечо ее яб­лока...
Прощай, жизнь! Здравствуй, грусть!..

Между этим соскальзыванием в бесконечность и возвращением во взмокшую постель лежит другой мир. Мы в самой слабой точке жизни. Той, через которую прощупывается смерть. Это она хлещет вдоль по хребту огнем другой жизни...

“Не шеве­лись”, — просит она. Лицо ее, повернутое теперь ко мне, порозовело. На кончике носа капелька пота. Зима когда-нибудь кончится. И мы еще живы.

паранойя

кто поможет мне найти людей с такой же паранойей, как у меня?
кто они? где они?
в сумасшедшем доме? я готов сходить туда, чтобы их найти.
я хочу удостоверится, что это именно они, а не очередной фейк.
я знаю, что такие люди есть.
вместо радостных и задорных криков детей, пьяные "гы-гы-гы" бывших воров в законе, работников силовых ведомств или просто какой-то шушеры.
вместо листов из-под трамала, многочисленные бутылки из-под пива и водки.
вместо реки, казавшейся морем, и так красиво искрящейся на солнце, переливающейся и скверкающей яркими бликами, кристально чистой воды, поцвёвший проливчик,
по которому меньше всего можно предположить, что это Днепр.
и горькое эхо осеннего солнца "как раньше уже не будет НИКОГДА"...

...

вчера была годовщина смерти моего друга. он погиб 10 лет назад.
попал под танк.
и в этом есть моя вина...
если бы не я, то он мог бы и не оказаться на той злоебучей войне.
но я уговорил его, потому что воевать одному мне было очень страшно...

это было ещё до института.
был 1998-й. мы только закончили школу. и полетели в Чечню...
но получилось так, что я не успел сделать ни единого выстрела, - значит Путь такой, -
потому что меня серьёзно ранило в голову на 2-й день войны
(я до сих пор ношу титановую пластину) и меня комиссовали.
Миша же остался воевать один. ему было очень страшно и он начал быстро спиваться
(как и многие наши на войне). за год войны он многого натерпелся, и, однажды ночью,
пьяный, он вышел на дорогу... и попал под танк.
возможно, танкист тоже был пьяный... а, возможно, и нет.
но самое печальное то, что это был наш танк...
списали, как несчастный случай, и дело закрыли.
за пару недель до этого мне приснился кошмар, подробности которого я не буду тут
рассказывать, ибо они очень страшные. там было много крови и я увидел, как вылетела
из тела Душа моего друга.
после этого кошмарного сна, я месяц ходил сам не свой. а потом начал расспрашивать
сослуживцев, которые с ним воевали, но которых потом комиссовали, как и меня,
почему так могло случиться?
они рассказывали, что по мере того, как он спивался, он становился всё более агрессивным.
злоба и агрессия чувствовались в нём даже на расстоянии. ещё, конечно, подливали масла
в огонь его дружки-собутыльники. и что, в ту ночь, он мог быть просто в состоянии сильного
алкогольного психоза или белой горячки. конечно, можно рассуждать, что если в человеке
изначально нет злобы и агрессии, то алкоголь ничего с ним не сделает, а если есть, - то
он вытянет их наружу. но ведь, с другой стороны, любого человека можно довести...
тем более, в условиях жесточайшей войны, где крышу срывало у каждого второго...

после всего этого я ещё долго ходил в глубокой депрессии.
а потом поступил в институт и почти сразу же сел на опиаты.
на них я просидел 6 лет и чудом остался жив.
конечно, можно говорить, что из всех вариантов реальности,
реализуется всё равно только один.
и что у каждого своя карма и своя Судьба...
но прошло столько лет, а мне всё равно не по себе. боль не утихает.
и, видимо, не утихнет уже никогда.
каждый день я про себя прошу у него прощения и раскаиваюсь перед Б-гом.
ведь я знаю, что в его смерти есть и моя вина.
если бы не я, он мог бы и не попасть в Чечню...

Земля Тебе пухом, Миша.
Прости меня там... если, конечно, такое вообще можно простить.
мой римейк текста
"УПРАЖНЕНИЯ В ПРЕЗЕНТ КОНТИНИУС ТЕНС ДЛЯ СТРОИТЕЛЕЙ ВОЗДУШНЫХ ЗАМКОВ"



...Она прошла, окатив меня запахом своих духов, знакомым до сладкого
озноба, и, сделав ещё шаг, остановилась в раздумье - все места были уже
заняты. Ей пришлось обернуться и, заметив моё существование, небрежно
осведомиться: "У вас свободно? Разрешите?" Я мог только кивнуть, горло ещё
сжимали последние ломкие судороги. Пульсирующие остатки нейрохимического
восторга были сладко высосаны полутемным пространством салона и огнями
автовокзала. Ему .... лет, он еще мил.
На иссиня-черных волосах пепел седины - это пепел падших империй его Души.
Опиоидная зависимость, безумная Любовь, сумасшедший дом и кое-что ещё,
словно бороздой, проехались по его лицу, не оставив шанса на иное
настоящее. А она мила... Если не стерва. Синие, странно чистого цвета глаза,
розовая мочка уха из-под льняных волос, пальцы, как у принцессы.
Интересно, а какие у принцесс пальцы? Нервные.
Сколько ей - 13? Ага. Вот ещё какая-то тоненькая коричневая книжечка в
твёрдом переплёте. "Методы клинических исследований. Для медучилищ..."
Читать собралась.
Ну ясно - из бурсы. Упаси меня боже от прекрасных сосочек в белых халатиках,
с красным дипломом и пачкой циклодола в руках...
Автобус, наполняя дрожанием густой вечерний воздух, уже выворачивал
на н-ское шоссе. Белая осевая надежно и цепко вела его сквозь Город,
а короткие вязкие зигзаги только доказывали невозможность изменить путь.
Хорошо, пусть медсестра.
Мы могли бы встретиться на ступеньках бурсы, я шёл бы к ней... Гм.
Она уже сидит у меня в машине, в раздолбанной 3-й бэхе лохматого года.
Мы едем по пригороду Ниццы.
Она мне кого-то очень сильно напоминает...
Мы слушаем "All My Faith Lost ..." в опийном забытьи... Впрочим, в забытьи
только я. Я предлагаю втереть ей под коленку четверть ампулы омнопона,
аккуратно отсчитав шприцем деления, заверяя, что этот навык у меня
профессиональный. Она отказывается.
- Наташа! - кричу я ей в ухо, распираемый добротой и теплом, поднимающимся
из глубины Души, после дополнительной четверти, вмазанной под коленку.
Как будто не было всех этих лет...
- Я не Наташа. - спокойно отвечает она. - Я Алиса. Наташа умерла. В 2001 году.
От передозировки декстрометорфана. Я её дочь. Мне сегодня исполнилось 14.

Мы едем за шампанским для ее дня рождения. Я покупаю ей 25 роз на углу
улицы Массена и поздравляю. Она принимает подношение - я прощен и приглашен.
Мы поднимаемся на крышу одного из домов. Там мы пьём, смеёмся и кормим котов.
От щемящего чувства Добра и Света, от пьянящего вкуса романтики, от гремучей
смеси шампанского с омнопоном, у меня сносит башню. В забытьи я отзваниваю
Михаилу и Полю. Они не далеко. Сейчас приедут. Первым приезжает Михаил.
Он в отличной форме. Лицо бодрое и спокойное, как у фельдмаршала Роммеля.
При виде нас он простодушно и легко улыбается, элегантным, благородным и чуть
небрежным движением рук, сбрасывает с себя великолепный чёрный плащ и предстаёт
перед нами в чёрном, матово-блестящем фраке, с вышитыми на нём готическими узорами.
Узоры вышиты тонкой серебрянной нитью. Ручная работа.
Алиса с трепетом прикасается ко фраку и аккуратно щупает ткань своими
чувствительными пальчиками. Она тут же приходит в полный восторг от качества этой
изысканной вещи и испускает томный стон "Ооооо...", едва не теряя сознание.
Тем временем на крыше появляется и Поль. Он, как всегда, в элегантных,
слегка затемнённых очках, ручной аргентинской работы, и в длинном чёрном плаще от
"Armani".

(в процессе доработки...)
ПЕРВЫЕ СВИДАНИЯ

Свиданий наших каждое мгновенье
Мы праздновали, как богоявленье,
Одни на целом свете. Ты была
Смелей и легче птичьего крыла,
По лестнице, как головокруженье,
Через ступень сбегала и вела
Сквозь влажную сирень в свои владенья
С той стороны зеркального стекла.

Когда настала ночь, была мне милость
Дарована, алтарные врата
Отворены, и в темноте светилась
И медленно клонилась нагота,
И, просыпаясь: "Будь благословенна!" -
Я говорил и знал, что дерзновенно
Мое благословенье: ты спала,
И тронуть веки синевой вселенной
К тебе сирень тянулась со стола,
И синевою тронутые веки
Спокойны были, и рука тепла.

А в хрустале пульсировали реки,
Дымились горы, брезжили моря,
И ты держала сферу на ладони
Хрустальную, и ты спала на троне,
И - боже правый! - ты была моя.

Ты пробудилась и преобразила
Вседневный человеческий словарь,
И речь по горло полнозвучной силой
Наполнилась, и слово "ты" раскрыло
Свой новый смысл и означало: царь.

На свете все преобразилось, даже
Простые вещи - таз, кувшин, - когда
Стояла между нами, как на страже,
Слоистая и твердая вода.

Нас повело неведомо куда.
Пред нами расступались, как миражи,
Построенные чудом города,
Сама ложилась мята нам под ноги,
И птицам было с нами по дороге,
И рыбы подымались по реке,
И небо развернулось пред глазами...

Когда судьба по следу шла за нами,
Как сумасшедший с бритвою в руке.